Российские партии отчитались о рекордной зависимости от господдержки

Руководители партийных фракций Госдумы Сергей Неверов («Единая Россия»), Владимир Жириновский (ЛДПР), Сергей Миронов («Справедливая Россия»), Геннадий Зюганов (КПРФ)

(Фото: Евгений Гусев / PhotoXpress)

4 июня Центризбирком опубликовал сводные финансовые отчеты партий за 2017 год. Проведенный РБК анализ партийных отчетов начиная с 2005 года (более старые отчеты на сайте ЦИК недоступны) показал, что парламентские партии в 2017 году впервые оказались зависимы от бюджета не менее чем на 75%. В целом в 2017 году общие доходы основных российских политических партий — взносы и государственные поступления — заметно снизились по сравнению с предыдущими годами.

Сколько стоит голос

Согласно законодательству ежегодное государственное финансирование получают партии, набравшие более 3% голосов избирателей на предыдущих выборах в Госдуму (при этом для прохождения в палату им необходимо преодолеть барьер в 5% голосов). До 2006 года финансирование партий составляло от 1 до 3,6 руб. за голос в зависимости от года, с января 2006 года оно составляло 5 руб. за голос, и эта сумма стала фиксированной. С 2009 года она стала равна 20 руб. за голос, с 2012 года — по 50 руб. В 2015 году сумма выросла до 110 руб., а в 2016-м — до 152 руб. за голос. Партии, чей кандидат набрал 3% голосов и более на президентских выборах, в течение года со дня объявления результатов также получают единоразовую выплату. С 2009 года (или с выборов 2012 года) эта выплата составляет 20 руб. за голос, поданный за кандидата.

С 2014 года выборы в Госдуму проходят по смешанной системе. В 2016 году в одномандатных округах оппозиционные партии в большинстве своем проиграли «Единой России». Если в шестом созыве у единороссов было 238 депутатов из 450, то с появлением одномандатников в седьмом созыве — уже 342. Сокращение фракций привело к оттоку партийных спонсоров. В 2016 году госфинансирование потеряла единственная непарламентская партия, получавшая его, — «Яблоко», которая набрала менее 3% на федеральных выборах.

Доля государственных денег в партийных бюджетах стала расти после 2011 года. И хотя в предвыборные годы зависимость основных политических сил страны от бюджетных вливаний, как правило, заметно сокращалась, в 2016 году парламентские партии пополняли от 43 до 63% своего бюджета за счет государства.

Оппозиция за госсчет

У «Единой России» доходы уменьшились более чем в полтора раза год к году (здесь и далее расчеты с поправкой на инфляцию к 2017 году), составив в 2017 году 5,4 млрд руб. Бюджет партии власти на 80% состоит из средств федерального бюджета. Для сравнения, в 2016 году более половины годового дохода партии составили пожертвования компаний и граждан. Финансовая зависимость единороссов от государственных денег в 2017 году — самая сильная за последние 13 лет. Ранее из госбюджета поступало от 1–8 до 69% партийного дохода. Минимальной была зависимость «Единой России» от этих поступлений в 2005–2007 годах.

Доход ЛДПР в 2017 году составил около 1,09 млрд руб. Это вдвое ниже, чем в 2016 году, и самый низкий показатель за последние пять лет, несмотря на увеличившееся финансирование со стороны государства. Партия зависит от государства еще больше, нежели «Единая Россия»: в 2017 году почти 97% дохода ЛДПР — выплаты из бюджета. Это рекордный показатель для парламентских партий. Никогда ранее ЛДПР не зависела от госдотаций настолько сильно. В 2005–2016 годах «бюджетная» составляющая насчитывала от 4 до 75% от всех ее доходов. В предвыборном 2011 году ЛДПР жила почти на одни только пожертвования (83% всех доходов партии). В 2013–2014 годах пожертвования составляли более половины бюджета партии.

Доходы КПРФ в 2017 году составили 1,3 млрд руб., что в 1,7 раза ниже по сравнению с 2016-м. В 2017 году партия зависела от бюджетных выплат на 80%. От значительной зависимости от этих денег за последние семь лет партия избавлялась только в предвыборные 2011 и 2016 годы.

Доход «Справедливой России» по сравнению с 2016 годом снизился в 3,3 раза (667,8 млн руб. в 2017 году). Партия менее остальных зависела от госбюджета в 2017 году (75%). В то же время за последние шесть лет доля государственных вливаний в бюджете справедливороссов не опускалась ниже 73%, за исключением 2016 года, когда она составила 44%.

Спад интереса

Директор Центра экономических и политических реформ Николай Миронов связал падение спонсорских взносов партиям и рост их зависимости от госбюджета со спадом интереса бизнеса к политическим силам. Все значимые решения принимает исполнительная власть, поэтому «спонсоры в последнее время в основном платят за попадание в списки и получение депутатских мандатов», пояснил он. «Это делают представители среднего бизнеса, и взносы оказываются небольшими», — отметил Миронов. По его мнению, зависимость от госбюджета делает оппозиционные партии более сговорчивыми.

Лоббизм интересов через парламент перестал быть актуальным из-за смещения центра принятия решений в сторону исполнительной власти, согласен политконсультант Антон Орлов. Другим фактором, отпугнувшим спонсоров от партий, собеседник РБК назвал демонстративную антикоррупционную кампанию в нижней палате и зачистку Госдумы от крупных бизнесменов. «Никогда еще Госдуму так не «мочили», как в VI созыве (2011–2016 годы), — утверждает Орлов. — Именно в этот период рейтинг доверия нижней палаты парламента упал до рекордных отметок, а ряд общественных деятелей даже публично высказывались о нежелании принимать награды от нижней палаты парламента». По его мнению, на фоне присоединения Крыма все партии объединились вокруг президента и в глазах избирателей стали своего рода департаментом правительства.

Спонсоры «Единой России» и госконтракты

Крупнейшими спонсорами «Единой России» традиционно являются подрядчики по крупным госконтрактам. Половина коммерческих компаний из тех, что перечислили партии власти более 4 млн руб. в виде пожертвований, в 2017 году побеждали в тендерах на госконтракты (16 из 30 компаний), подсчитал РБК. Не все компании-спонсоры напрямую получают деньги от государства — получать госконтракты могут также их дочерние или головные компании или компании, имеющие тех же учредителей. К примеру, спонсорскую помощь «Единой России» оказывает ПАО «Группа ЛСР», а крупные госконтракты получали ее дочерние фирмы.

Другие компании, в прошлом году значительно пополнившие бюджет правящей партии, были связаны с московскими бизнесменами Алексеем Крапивиным и Валерием Маркеловым (напрямую принадлежали на момент пожертвования или ранее одному из них или обоим либо были дочерними для компаний, учрежденных Маркеловым и Крапивиным). В общей сложности они пожертвовали партии в 2016 году 368 млн руб. Дочерние компании ПАО «РусГидро», в 2016 году давшие партии более 250 млн руб., также прекратили ее финансирование (одна из них, ООО «Монтажэнерго», перечислившая «Единой России» в 2016 году 41,7 млн руб., сейчас ликвидируется).

Дочерние компании ПАО «МОЭСК», в 2016 году давшие партии в общей сложности 86,6 млн руб., в 2017 году не стали спонсировать «Единую Россию». Всего компаний, спонсировавших правящую партию в предвыборный год и отказавшихся от этого год спустя, оказалось более 550. В результате сумма пожертвований партии уменьшилась почти в шесть раз.

По закону о политических партиях юридическое лицо не может пожертвовать политической партии более 43,3 млн руб. за год. В 2016 году, когда проходили выборы в Госдуму, «Единая Россия» получила суммы по 43 млн руб. и более от 29 компаний.

Традиционно спонсорские взносы уменьшаются после окончания федеральных избирательных кампаний — в 2017 году четыре компании продолжили давать более 40 млн руб. правящей партии: это ПАО «Океанрыбфлот» (совладелец компании — один из богатейших российских сенаторов Валерий Пономарев), Московский областной фонд поддержки регионального сотрудничества и развития, созданный в числе других фондов для поддержки «Единой России».

Остальные два крупных спонсора партии власти — строительные компании ОАО «МИСК» («дочка» «МД Групп», получает миллиардные контракты на строительство и реставрацию дорог от департамента строительства Москвы и Мосавтодора) и ПАО «Группа ЛСР». Хотя эти компании и продолжили финансировать деятельность партии власти, их вклад значительно уменьшился. Основанный для поддержки «Единой России» Московский областной фонд поддержки регионального сотрудничества и развития перевел партии 977,7 тыс. руб. против 44 млн годом ранее, а ПАО «Группа ЛСР» пожертвовало 2 млн руб. (в 2016 году оно перевело 43 млн руб.). ЛСР получила несколько крупных госконтрактов в 2017 году. Среди них — строительство трех жилых домов в Москве на 3,4 млрд руб., контракт на благоустройство и озеленение парка ЗИЛ стоимостью почти 935,8 млн руб. и право на поставку квартир для льготных категорий граждан Санкт-Петербурга на сумму около 593 млн руб.

129 млн руб. «Единая Россия» получила от своих региональных фондов поддержки регионального сотрудничества и развития. Самый крупный жертвователь «Единой России» в 2017 году — Нижегородский фонд поддержки регионального сотрудничества и развития, от него поступило 40,2 млн руб.

Что такое фонды поддержки ЕР

В фонды поддержки регионального сотрудничества и развития в 2015–2016 годах были преобразованы региональные фонды поддержки «Единой России». Структуры в прежнем виде аккумулировали средства региональных спонсоров и уже сами перечисляли деньги партии. Преобразования были вызваны расширением функционала, пояснял собеседник РБК в одной из таких структур. Фонды стали финансировать не только партию, но и общественные и благотворительные проекты, в результате чего возникло «несоответствие названий реальной деятельности», уточнял он.

Помимо этих фондов партия обзавелась новым крупным спонсором: почти 31 млн руб. «Единой России» перевело ЗАО «Уралмостострой» — челябинская строительная компания, которая в течение 2017 года пыталась получить тендер на реконструкцию моста через Чусовую и жаловалась на несправедливые торги. Тендер в итоге в декабре достался компании Геннадия Тимченко. Совет директоров компании возглавляет бывший депутат госсобрания Башкирии от «Единой России» Павел Рабухин.​

Среди других новых крупных спонсоров партии — ООО «Кедр», крупный крымский поставщик ГСМ. В 2017 году компания заключила госконтракты более чем на 1 млрд руб. и пожертвовала 10,4 млн руб. правящей партии. Один из учредителей «Кедра» — Иванна Тихомирова, супруга заместителя председателя Счетной палаты Крыма. Второй соучредитель — Александр Терещенко, директор крымской сети АЗС «АТАН» (Тихомирова также является ее совладельцем).

КПРФ и красные директора

Многие из юрлиц, спонсирующих КПРФ, связаны с депутатами разных уровней от компартии либо с представителями исполнительной власти. В пяти из девяти компаний, пожертвовавших партии полмиллиона и более рублей, руководители или учредители связаны (напрямую или через ближайших родственников) с депутатами-коммунистами в Госдуме или региональных парламентах, а учредитель и руководитель еще одного фонда-спонсора Андрей Куперт — помощник губернатора Иркутской области, члена президиума ЦК КПРФ Сергея Левченко.

Почти все спонсоры КПРФ в 2017 году пожертвовали партии деньги впервые. Самое крупное пожертвование коммунистам — 40 млн руб. — оформило ивановское ООО «Управляющая компания «Зарубежэнергопроект», связанное с одноименным акционерным обществом. «Зарубежэнергопроект» проектирует котельные и энергостанции в России и за границей. Еще 21 млн руб. компания предоставила партии в виде беспроцентного кредита. По данным СПАРК, до 2017 года гендиректором УК «Зарубежэнергопроект» был депутат Ивановской областной думы от КПРФ Сергей Нациевский.

20 млн руб. Коммунистической партии пожертвовала петербургская строительная компания «Нордика». По данным ЕГРЮЛ, учредителем и гендиректором компании является Артем Виноградов.

12 млн руб. партии перечислила кабардинская компания «Бизнесинвестгрупп», сооснователем которой является член совета директоров муниципального перевозчика ОАО «Баксанавтотранс» Аскер Бифов. Его отец Анатолий Бифов — депутат Госдумы, входит во фракцию КПРФ с 2011 года. До того как стать депутатом, Анатолий Бифов возглавлял городской округ Баксан в Кабардино-Балкарии, теперь его сын Аскер — замглавы администрации Баксана.

Другие компании, жертвовавшие деньги КПРФ, также связаны с партийными деятелями. Например, директор марийского СПК «Звениговский», перечислившего партии 10 млн руб., Иван Казанков — первый секретарь Марийского рескома КПРФ, а глава иркутского СХПК «Усольский свинокомплекс» Илья Сумароков — руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании Иркутской области. Сын Казанкова Сергей — депутат Госдумы, сын Сумарокова Павел — депутат Иркутского законодательного собрания.

В 2017 году КПРФ лишилась пожертвований нескольких постоянных спонсоров. Среди них — компания бывшего депутата Госдумы от «Единой России» Бекхана Агаева ООО «Юг-Нефтепродукт», в 2013–2015 годах переводившая партии по 1,5–3 млн руб. в год, а в 2016 году пополнившая бюджет КПРФ на 43 млн руб. Отец Бекхана Агаева, который сейчас контролирует компанию единолично, — депутат Госдумы от КПРФ Ваха Агаев. Но после того как сам Бекхан покинул Думу, его компания перестала давать партии деньги.

Регулярно спонсируют КПРФ только две компании — это ЗАО «Совхоз имени Ленина», ежегодно перечисляющее партии пожертвования до 1 млн руб., и Омская областная культурно-просветительская общественная организация «Интеграция», учредителями которой являются омские коммунисты. Директор совхоза Павел Грудинин в 2018 году баллотировался в президенты от КПРФ, затем было объявлено, что он примет участие в выборах губернатора Подмосковья, но он отказался.

Закрытые схемы справедливороссов

Наиболее крупные спонсоры «Справедливой России» — фонды содействия развитию гражданского общества и политической системы государства «Инициатива» и «Новый выбор». Первый пожертвовал партии 42,3 млн руб., второй — 27,1 млн руб. Директором обоих является Татьяна Пименова. По данным СПАРК, она руководит и другими подобными фондами, многие из которых расположены по одинаковым адресам. Взносы в фонд «Инициатива» в 2016 году, по данным Росстата, превысили 59 млн руб., в «Новый выбор» — 62 млн руб. Отчетность фондов за 2017 год пока не опубликована. Ранее вклад подобных фондов — с одинаковым учредителем и совпадающими адресами — в бюджет «Справедливой России» был еще более значительным. В 2012 году один из депутатов Госдумы от «Справедливой России» рассказывал газете «Коммерсантъ», что «фонды были созданы, чтобы бизнесмены могли вносить деньги в партийную казну анонимно, люди боятся, что из-за финансирования оппозиционной партии к ним возникнут вопросы».

Крупнейшее пожертвование от коммерческой компании «Справедливая Россия» получила от «Ауди Центра Сочи» (ООО «Группа компаний «СБСВ-Ключавто»). Эта компания с годовой прибылью более чем 200 млн руб. (по Росстату за 2016 год) перечислила партии 17 млн руб. Совладелец фирмы и ее гендиректор Виктор Сергеев в 2017 году возглавил партийный список на выборах в краевое заксобрание, но стать депутатом ему не удалось. Единственный мандат «Справедливой России» в региональном парламенте получил бывший руководитель Краснодарского краевого отделения партии Денис Хмелевской. После выборов он перешел в «Единую Россию».

Самый заметный индивидуальный спонсор «Справедливой России» — депутат Думы Владивостока Руслан Галицкий, состоящий во фракции эсэров и перечисливший своей партии 2 млн руб. Галицкий — бывший гендиректор и совладелец одного из крупнейших спонсоров «Единой России» — ОАО «Терминал Астафьева», также он руководит приморской строительной компанией «Идеальный город» и еще несколькими фирмами.

«Яблочные» НКО

В 2017 году «Яблоко» осталось без бюджетной поддержки и теперь существует только на пожертвования.

Деньги партии «Яблоко» дают общественные организации через сложную схему НКО, зарегистрированных на один адрес. Источник в партии объясняет схему способом защитить спонсоров. В общей сложности партии удалось собрать 235,3 млн руб. (больше спонсорских пожертвований только у «Единой России»), из них 38 млн перечислила московская организация «Содействие сохранению памятников славянской письменности», 35,7 млн — региональная общественная организация «Поддержка развития образования регионов Крайнего Севера», 31 млн — «Клуб изучения развития экономических школ «Экономика», более 17,3 млн — общественная организация «Содействие юридическому образованию населения».

Все они, а также другие спонсоры «Яблока» зарегистрированы по одному и тому же адресу в Москве: ул. Марксистская, 20, стр. 8, а также имеют одинаковый номер телефона, соучредителей и директоров. Некоторые из этих общественных организаций жертвовали «Яблоку» деньги и в 2016 году, и в 2013–2014 годах. В шести из 15 общественных организаций, ставших спонсорами партии в 2017 году, одним из соучредителей является Леонид Краснер, его братья Ефим и Григорий или сестра Лариса. В пресс-службе партии от комментариев насчет связи спонсоров отказались.

Леонид Краснер — член совета директоров и совладелец небанковской кредитной организации «Континент Финанс», ранее имевшей регистрацию как банк «Надежный» и расположенный по тому же московскому адресу, что и все общественные организации, спонсирующие «Яблоко». В августе 2017 года «Континент Финанс» лишился лицензии ЦБ. Регулятор обвинил кредитную организацию в несоблюдении требований закона для противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и в сомнительных операциях по купле-продаже инвестиционных монет из драгоценных металлов, конечной целью которых являлось обналичивание денежных средств. Другие сотрудники «Континент Финанса», перечисленные на сайте компании, также являются учредителями спонсоров «Яблока».

И все, все, все

В 2017 году сумма пожертвований ЛДПР упала по сравнению с предвыборным 2016 годом более чем в 100 раз и оказалась минимальной за семь лет — всего около 3,6 млн руб. Почти все деньги партии пожертвовали граждане (по закону один человек может пожертвовать не более 4,33 млн руб. за год). Больше всех — около полумиллиона рублей — партии пожертвовал депутат от ЛДПР в муниципальном парламенте в Новосибирской области Александр Гулин, который и раньше спонсировал либерал-демократов.

У ПАРНАС, живущей исключительно за счет пожертвований, доходы упали более чем в восемь раз по сравнению с 2016 годом — с 45,2 млн руб. в 2016 году до 5,5 млн руб. в 2017 году.

Схемы финансирования других трех непарламентских партий — «Деловой России», «Патриотов России» и «Коммунистов России» — напрямую связаны с их лидерами.

Дочерний для «Деловой России» Фонд поддержки и защиты предпринимателей и экономически активных граждан оказался самым крупным жертвователем Партии роста — он перечислил на ее счет 19,7 млн руб. ПАО «Абрау-Дюрсо», главным владельцем которого является лидер партии Борис Титов, спонсировало Партию роста на 17 млн руб. и выдало еще 19 млн в виде займа сроком на один месяц под 8% годовых. Всего Партия роста привлекла в виде пожертвований от компаний и граждан более 5,3 млн руб. РБК не удалось связаться с представителями Фонда поддержки и защиты предпринимателей и экономически активных граждан. Номер телефона фонда, указанный в СПАРК, оказался недоступным для звонка.

«Патриоты России» получили от спонсоров 19,8 млн руб. Более трети этой суммы — от московской компании ООО «Копакабана». В 2016 году эта компания также пожертвовала партии деньги — 33 млн руб. Основатель и лидер «Патриотов России» Геннадий Семигин выдал партии заем — почти 22 млн руб., более половины дохода партии в 2017 году. Процентов по займу, который по договору партия должна вернуть к 2020 году, он требовать с политической структуры не собирается. Годом ранее он и его однофамилица Марина Семигина также одалживали партии деньги — всего более 28 млн руб. Номера телефонов компании ООО «Копакабана», указанные в СПАРК, оказались неактуальными.

Бюджет «Коммунистов России» почти полностью обеспечен 29 беспроцентными займами от председателя партии Максима Сурайкина, который, согласно отчетам в ЦИК, связан с ООО «Алезар», ООО «Народная компьютерная компания», ОАО «Санаторий «Автотранспортник России». В 2017 году доход партии составил 15,6 млн руб., из них 14,2 млн — заем от бывшего кандидата в президенты.

Авторы:
Дада Линделл, Владимир Дергачев, Екатерина Костина.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: